Зацелована, околдована... История одного стихотворения Николая Заболоцкого

ЗАБОЛОЦКИЙl (300x400, 24Kb)

ПРИЗНАНИЕ

Зацелована, околдована,
С ветром в поле когда-то обвенчана,
Вся ты словно в оковы закована,
Драгоценная моя женщина!

Не веселая, не печальная,
Словно с темного неба сошедшая,
Ты и песнь моя обручальная,
И звезда моя сумашедшая.

Я склонюсь над твоими коленями,
Обниму их с неистовой силою,
И слезами и стихотвореньями
Обожгу тебя, горькую, милую.

Отвори мне лицо полуночное,
Дай войти в эти очи тяжелые,
В эти черные брови восточные,
В эти руки твои полуголые.

Что прибавится — не убавится,
Что не сбудется — позабудется.

..
Отчего же ты плачешь, красавица?
Или это мне только чудится?

 



 

Знаю, что многие любители литературы не приветствуют сочинение поп-шлягеров на стихи известных поэтов. Лично я не вижу тут ничего страшного. Пусть. Приходится констатировать, что лишь так у поэзии есть шанс дойти до массового слушателя. Все лучше, чем «Ты девочка, я мальчик». Тем более, что порой песни удаются и становятся эстрадной классикой. Наглядный пример — «Очарована, околдована» на стихи Н. Заболоцкого.

Что меня раздражает — почему-то композиторы-песенники к классическим стихам относятся легковесно. Когда вы прочтете еще раз стихотворение Николая Заболоцкого, убедитесь, что звучит оно несколько по-другому. К тому же выброшено самое сильное (на мой взгляд) четверостишие — как пришедшие в негодность ботинки. Впрочем, песня «Очарована, околдована» воспринимается чуть ли не как народная, так что изменения в тексте, видимо, произошли от бесконечного количества исполнений.

Мне же хочется рассказать об истории создания гениального стихотворения. История эта весьма любопытная.

Вглядитесь еще раз в пронзительные строки и попытайтесь представить создавшего их человека. Не правда ли, в голову приходит влюбленный юноша с пылким взором — примерно как солист группы «Фристайл», исполнявший песню лет 10-15 назад. Но нет, писал стихи 54-летний серьезный человек с внешностью и манерами бухгалтера: гладко причесанный и выбритый, в очках, аккуратно-педантичный.

Более того, Заболоцкий до 1957 года, когда создал цикл «Последняя любовь», вообще был чужд интимной лирике. Про любовь к женщине он не писал ни в молодости, ни в более зрелые годы. И вдруг — дивный лирический цикл на излете жизни. Включающий в себя в том числе «Облетают последние маки...», Обрываются речи влюбленных,/ Улетает последний скворец…» (Узнали? Это песни из кинофильма «Служебный роман»). Что же произошло? Чтобы ответить на вопрос, придется заглянуть в личную жизнь поэта.

Николай Заболотский (именно так, Заболоцким с ударением на предпоследнем слоге он стал только в 1925 году) родился 24 апреля 1903 года. Детство его прошло в Уржуме Вятской губернии. Более известен другой уроженец Уржума — Сергей Костриков (партийная кличка — Киров). Именем последнего теперь зовется и областной центр, и вся область. Заболоцкому же в Кирове посвящена одна-единственная мемориальная доска на улице Дрелевского — там жил его отец, и он его навещал.

Когда в июле поеду в Киров на встречу с сокурсниками (у нас 25 лет выпуска), обязательно возложу цветы к этой доске.

К слову, был я однажды и в Уржуме.

Правда, проездом — по пути в студотряд. С радостью узнал из Интернета, что с 1983 года в гимназии, где учился поэт, ежегодно проводятся «Заболоцкие чтения». И, заканчивая с личными ассоциациями, упомяну, что учился Николай Алексеевич в Питерском институте имени Герцена — там же сейчас учится мой сын.

В Питере Заболоцкий был участником группы ОБЭРИУ вместе с Д. Хармсом и другими поэтами-экспериментаторами. Отношение к женщинам у обэриутов сложилось чисто потребительским. Заболоцкий был в числе тех, кто «ругал женщин яростно» (по воспоминаниям Е. Шварца). Ему принадлежит утверждение «Курица — не птица, баба — не поэт». В частности, они терпеть не могли друг друга с Ахматовой. Очевидно, сложившееся в юности пренебрежительное отношение к противоположному полу Заболоцкий пронес почти через всю жизнь. Поэтому любовной лирики не создавал.

Тем не менее брак Николая Алексеевича получился прочным и удачным (опять-таки за исключением последних двух лет жизни). В 1930 году он, к удивлению друзей, женился на выпускнице того же герценского педагогического института Екатерине Клыковой — пятью годами его моложе. Она была стройна, за­стенчива, темноглаза, немного­словна. Не красавица, но прекрасная жена, мать, хозяйка. В ней угадывалась восточная примесь. В том числе в поведении с мужем — ровным и робким.

Постепенно Заболоцкий отходит от обэриутов, его эксперименты со словом и образом расширяются. К середине 30-х годов Николай — довольно известный поэт.

А потом — арест после ложного доноса в 1938 году: событие, разделившее на две части и жизнь его, и творчество. Заболоцкого на следствии истязали, но он так ничего и не подписал. Может быть, поэтому ему дали минимальные пять лет. Многие писатели были перемолоты ГУЛАГом — Бабель, Хармс, Мандельштам. Заболоцкий выжил — как считают биографы, благодаря семье и супруге, которая была его ангелом-хранителем.

Жена и двое детей немедленно приехали к Николаю Алексеевичу в Караганду, как только это стало возможным. Лишь в 1946 году поэт освободился. Способствовали этому перевод «Слова о полку Игореве», начатый еще до ареста, а также хлопоты известных писателей, особенно Фадеева.

Ему разрешили с семьей поселиться в Москве — свою дачу в Переделкине предоставил писатель Ильенков; восстановили в союзе писателей. Он много занимался переводами, особенно грузинских поэтов. Постепенно все наладилось. Публикации, достаток (за переводы хорошо платили), известность, отдельная квартира в Москве, даже орден Трудового красного знамени в 1957 году (опять-таки за переводы). Но лагеря наложили свой отпечаток. Заболоцкий стал мнителен, осмотрителен, насторожен. В стихах состоялось возращение к классическим традициям.

Совершенно точно, что ранний и поздний Заболоцкий — как два разных поэта. В творческом отношении послелагерные годы были лучшими в его жизни. Он создает стихи, дивные по своей прелести. Рядом — супруга, преданная, как собака. Правда, здоровье подточено ГУЛАГом — в 1955-м году у него случился первый инфаркт. А затем происходит то, чего Николай Алексеевич никак не ожидал — от него уходит жена.

Впрочем, ничего не бывает «вдруг». Екатерина Васильевна, жившая многие годы ради мужа, не видела от него ни заботы, ни ласки. Он обращался с ней жестоко, порой деспотично. Вот строки из его стихотворения «Жена»:

С утра он все пишет да пишет,
В неведомый труд погружен.
Она еле ходит, чуть дышит,
Лишь только бы здравствовал он.

Так и было в семье Заболоцких. Вряд ли Екатерина Васильевна была довольна таким положением. И в 1956 году, в возрасте 48 лет, она уходит к Василию Гроссману — писателю, известному сердцееду. «Если бы она проглотила автобус, — пишет сын Корнея Чуковского Николай, — Заболоцкий удивился бы меньше!»

За удивлением последовал ужас. Поэт был сокрушен, беспомощен и жалок. Несчастье прибило его к одинокой, молодой (28 лет), умной женщине Наталье Роскиной. У него хранился телефон какой-то дамы, любившей его стихи. Вот и все, что он о ней знал. Она же с юности читала наизусть чуть ли не все его стихотворения. Он ей позвонил. Потом они стали любовниками — с ее стороны это больше была жалость (по крайней мере, так она объясняла в воспоминаниях).

Любопытно, что Гроссман был для Натальи чем-то вроде приемного отца — опекал ее еще девочкой, когда отец Роскиной, его друг, погиб на фронте.

Все переплелось, но никто не был счастлив. Каждый в этом треугольнике (Заболоцкий, его супруга и Роскина) мучился по-своему. Однако именно из личной трагедии поэта и родился цикл лирических стихов «Последняя любовь» — один из самых щемящих и талантливых в русской поэзии.

Перечитайте стихотворения 1957 года — «Гроза идет», «Голос в телефоне», «Можжевеловый куст», «Встреча», «Сентябрь», «Послед­няя любовь», «Кто мне откликнулся в чаще лесной?» Вы не пожалеете. Но даже на их фоне «Признание» стоит обиняком. Это — подлинный шедевр, целая буря чувств и эмоций. Примечательно, что лирическая героиня цикла была едина в двух лицах — в некоторых стихах угадывается Клыкова (причем их больше), в других — Роскина. Вот и в «Признании» обе этих женщины как бы соединились в одну.

 

ГОЛОС В ТЕЛЕФОНЕ
Раньше был он звонкий, точно птица,
Как родник, струился и звенел,
Точно весь в сиянии излиться
По стальному проводу хотел.

А потом, как дальнее рыданье,
Как прощанье с радостью души,
Стал звучать он, полный покаянья,
И пропал в неведомой глуши.

Сгинул он в каком-то диком поле,
Беспощадной вьюгой занесен...
И кричит душа моя от боли,
И молчит мой черный телефон.
1957

* * *
Кто мне откликнулся в чаще лесной?
Старый ли дуб зашептался с сосной,
Или вдали заскрипела рябина,
Или запела щегла окарина,
Или малиновка, маленький друг,
Мне на закате ответила вдруг?

Кто мне откликнулся в чаще лесной?
Ты ли, которая снова весной
Вспомнила наши прошедшие годы,
Наши заботы и наши невзгоды,
Наши скитанья в далеком краю,—
Ты, опалившая душу мою?

Кто мне откликнулся в чаще лесной?
Утром и вечером, в холод и зной,
Вечно мне слышится отзвук невнятный,
Словно дыханье любви необъятной,
Ради которой мой трепетный стих
Рвался к тебе из ладоней моих...
1957
* * *
ПОСЛЕДНЯЯ ЛЮБОВЬ
Задрожала машина и стала,
Двое вышли в вечерний простор,
И на руль опустился устало
Истомленный работой шофер.
Вдалеке через стекла кабины
Трепетали созвездья огней.
Пожилой пассажир у куртины
Задержался с подругой своей.
И водитель сквозь сонные веки
Вдруг заметил два странных лица,
Обращенных друг к другу навеки
И забывших себя до конца.
Два туманные легкие света
Исходили из них, и вокруг
Красота уходящего лета
Обнимала их сотнями рук.
Были тут огнеликие канны,
Как стаканы с кровавым вином,
И седых аквилегий султаны,
И ромашки в венце золотом.
В неизбежном предчувствии горя,
В ожиданье осенних минут
Кратковременной радости море
Окружало любовников тут.
И они, наклоняясь друг к другу,
Бесприютные дети ночей,
Молча шли по цветочному кругу
В электрическом блеске лучей.
А машина во мраке стояла,
И мотор трепетал тяжело,
И шофер улыбался устало,
Опуская в кабине стекло.
Он-то знал, что кончается лето,
Что подходят ненастные дни,
Что давно уж их песенка спета,-
То, что, к счастью, не знали они.
1957
* * *
МОЖЖЕВЕЛОВЫЙ КУСТ
Я увидел во сне можжевеловый куст,
Я услышал вдали металлический хруст,
Аметистовых ягод услышал я звон,
И во сне, в тишине, мне понравился он.

Я почуял сквозь сон легкий запах смолы.
Отогнув невысокие эти стволы,
Я заметил во мраке древесных ветвей
Чуть живое подобье улыбки твоей.

Можжевеловый куст, можжевеловый куст,
Остывающий лепет изменчивых уст,
Легкий лепет, едва отдающий смолой,
Проколовший меня смертоносной иглой!

В золотых небесах за окошком моим
Облака проплывают одно за другим,
Облетевший мой садик безжизнен и пуст...
Да простит тебя бог, можжевеловый куст!
1957

Екатерина Васильевна вернулась к мужу в 1958-м. Этим годом датируется еще одно знаменитое стихотворение Н. Заболоцкого «Не позволяй душе лениться». Его писал смертельно больной человек. Пережить радость соединения им было не суждено: поэта постиг второй инфаркт. Спустя полтора месяца, 14 октября 1958 года, он умер.

Осталось творческое наследие, которое, как и все талантливое, с годами становится лишь прекрасней.

 

источник

Вибрационный прогноз от lee на 2017 год

 



2017 год – это год перезапуска общественных систем. В этом году человечество намеревается начать изменение экономических систем, политических и даже религиозных. Если вы еще ждете, что все будет как прежде, то стоит осознать – не будет прежнего мира. Не будет тихого отката в уютное болото, в котором за вас кто-то принимает решение, а по телевизору вам сообщают, как власть мудро руководит страной.

Чтобы понять суть вибраций 2017 года, стоит посмотреть на мировые процессы со стороны. Сейчас происходит глобальная смена общей парадигмы всей цивилизации – переход от системы ограничений в систему изобильности.

Вот внешняя суть того, что творится с миром. Это не красивые слова о 4-5-6… порталах и измерениях, это реальный отказ от ограничений. Они существовали на Земле тысячи лет, чтобы человек мог испытать себя в разных проявлениях. Ограничения уходят, поскольку люди уже готовы к тому, чтобы безопасно управлять своей реальностью.

Система ограничений гласила, что ресурсы конечны, их нужно отобрать, защитить и сохранить для «своих». В каждом сегменте человеческой деятельности это имело свое отражение. Люди добровольно посадили себя в клетки и из них наблюдали за тем, как накапливается ложь. То есть все привыкли видеть некую нелепицу и кивать головой, говоря «это нормально, мы всегда так жили, по-другому нельзя».

Вся мировая экономика уже многие годы находится в стадии перепроизводства. То есть товаров и продуктов питания оказывается слишком много, что потребовало введение искусственного сдерживания производства. Ради этого разрушались экономические системы целых отраслей и даже стран. Финансовый сектор делал непрерывные переливы капитала, создавая дефицит денежных средств, что связывало кредитными цепями многих людей. Получалось, что при тотальном изобилии товара, в мире возникала нехватка и обнищание целых народов. Искусственное обесценивание национальных валют в один день разоряло миллионы людей, хотя они не становились худшими работниками, чем были до того как валюта обесценивалась. Эти процессы считались «нормальными», несмотря на свою очевидную абсурдность.

2017 явственно начнет изменять эту ситуацию. Принципы изобилия начнут доминировать над принципами нехватки. В свою очередь это вызовет громадное потрясение на биржевых рынках и политических раскладах. Многие корпорации потеряют свое могущество, поскольку сам принцип борьбы за ресурсы уже начал себя изживать. Эти процессы уже заметны по тому, как интеллектуальные компании начали вытеснять сырьевых гигантов из верхних строчек списков Форбс.

Еще один яркий пример – это автомобильный рынок, который буквально за несколько лет преобразился, внедряя электроприводы. Стоит понимать, что это только начало – еще 5-7 лет и новые технологии поставят бензиновые двигатели в разряд допотопных. Вы можете помнить, как цифровые фотографии стремительно смели с рынка своих пленочных собратьев – тогда скептики даже приблизительно не предвидели таких темпов изменения отрасли. Так вот 2017 год – это год запуска подобных радикальных преобразований по всем рынкам.

Дело здесь не в том, что появляются технологии. Дело в том, что сознание людей преобразилось, вызывая повсеместно научные прорывы. И, конечно, люди старых формаций будут чрезвычайно возмущены даже самой мыслью о том, что кто-то сомневается в силе нефтяных и банковских монстров. Эти люди, как всегда будут говорить о том, что «мелкий человек» контролируется тайными правительствами, а потому даже в мелочах не может управлять своей жизнью.

Но все начнет меняться буквально на глазах. А потому не стоит вовлекаться в разговоры о том, что происходящее – это плановая акция «капиталистов». Нет – это массовый переход сознания на новые принципы изобилия. Именно ваше сознание стало источником этого процесса. Вы ответственные за то, что происходит. И ваша работа не в том, чтобы маршировать по улице, неся плакат «долой», а в том, чтобы принять себя, сформировать личное намерение быть среди тех, кто излучает и получает изобилие. В этом случае вы ясно сможете различить перемены, происходящие в физическом мире, видя в них отражение своих ожиданий. Те же, кто будет вовлечен в борьбу, получат борьбу во всех ее проявлениях. Этих людей ожидают сильнейшие потрясения и непрерывный стресс – они успешно материализуют борьбу в своей жизни – изобилие борьбы.

Политические структуры также ждет проверка на соответствие новым энергиям. Все правительства столкнутся с внутренними проблемами, которые придется решать. Повсеместно природа будет преподносить сюрпризы в виде сильных катаклизмов, чтобы заставлять власть концентрироваться на людях своей страны. Возможны также глобальные стихийные бедствия, которые послужат источником объединения стран и народов.

Общий итог года покажет, что цивилизация действительно изменилась бесповоротно. Лучшей позицией для вас будет такая, при которой вы сможете смотреть на частные происшествия с глобальной точки зрения – вы легко различите общие признаки перемен. Зная, что нехватка отступает, вы сможете наблюдать проявление изобилия, как в мире, так и в своей жизни. Также вы сможете ясно увидеть, как агонизируют те люди, что вовлечены в драмы нехватки, обвиняя всех и каждого в своих бедах. И это поистине удивительно наблюдать, как что-то старое рушится только для того, чтобы там появилось новое. Одного этого года вам будет достаточно, чтобы научиться выделять изобилие там, где другие видят нехватку. Этот год окончательно покажет вам возможности проявлять собственное изобилие в физическом мире.

Важно осознать, что вибрации года не строятся на линейных событиях прошлого, поскольку постоянно будут проявляться новые возможности, открытия и научные прорывы. Будьте открыты новой информации, она ясно продемонстрирует перемены. Также постарайтесь не смотреть на вчерашние ожидания и представления о мире, поскольку такой взгляд лишь породит недоумение – «куда это все катится?».

По восточному календарю – это год Огненного Петуха. Но точнее сказать, что это будет год Феникса – уничтожение, чтобы возрождаться из пепла.

источник

Популярное в

))}
Loading...
наверх