Я - Женщина

9 633 подписчика

Примет ли Боже, что нам не гоже? Две причины «неблаготворительности» по-русски

Автор: Ирина Литновская  

 

Примет ли Боже, что нам не гоже? Две причины «неблаготворительности» по-русски

Shebeko, Shutterstock.com

«Благотворительность в России не может эффективно развиваться в силу многих причин: политических, экономических, социальных …бла-бла-бла»,– читаю старую статейку и медленно сползаю под розовато-красное кресло, мечтая слиться с ним в единое целое и не отсвечивать: неужели это я написала?

Какой кошмар. Потребовалось всего-то десять лет, чтобы я подросла и изменила свое мнение. Отныне я считаю, что благотворительность в России не может развиваться по двум причинам: воровство и пофигизм.

Два слова о тех, кто ворует

Сколько себя помню, по части благотворительности у некоторых граждан руки всегда чесались. Помощь бесплатная, вполне конкретная, а оттого вдвойне аппетитная. Причем неважно, что в обертку завернуто. Пусть даже то, от чего у них прыщи на попе выступят.

Еще в школе собиратели подарков для детдомовцев, не стесняясь распихивали принесенных нами кукол по своим сумкам. Идут, а из сумок руки-ноги торчат – жуть! Тогда я страшно удивлялась и расстраивалась. Позже, когда на таможне половину гуманитарной помощи «изъяли», уже не удивлялась. Но расстраиваться продолжала. Ведь как изъяли-то: все ящики разодрали, упаковку сняли, помяли, порвали… Игрушки там были, опять пресловутые игрушки…

Воровство может быть явным (тут и объяснять не надо) и скрытым. Приходилось ли вам совершать «благотворительный взнос» за стоянку автомобиля у магазина? Или расплачиваться за что-нибудь «членскими взносами»? Все это не что иное, как прикрытие коммерческой деятельности благотворительностью. Зачем? Чтобы не платить налоги.

Воруют и благотворительные фонды, многие из которых создаются в этой организационно-правовой форме специально для таких целей. Воровство, и изощренное воровство, в частности, подрывают доверие к благотворительности в целом.

О тех же, кто создает лживые сайты о тяжелобольных детях, иным способом занимается вымогательством и обманом, я и говорить не хочу: их дом – тюрьма.

Два слова о тех, кто плюет

Я знаю достаточно состоятельных людей, которым и в голову не приходит пожертвовать на что-нибудь. Такая уж у них голова выросла – думать о других не приучена. В ней одна цель – «Мне, мне, мне и еще раз мне». И все мысли вокруг этой цели вертятся. О других, менее состоятельных, но не состоявшихся «благотворителях», ничего хорошего также не скажу.

Книжный магазин, что недалеко от моего дома, задумал провести акцию – каждый может купить канцтовары и оставить их в специальном лотке для последующей передачи в школу-интернат. За неделю в лотке образовался богатый улов: две линейки, две пачки дешевых китайских карандашей и коробочка акварели. Купленные мною наборы тут же отправились под прилавок. На мой вопросительный взгляд продавец ответила: «Вещи не дешевые, а тут люди разные. Передадим, не беспокойтесь». А я почему-то все равно беспокоюсь…

Можно много оправдываться, тысячу отговорок придумать, но если вы можете и не помогаете, то вы плюете. Без вариантов. И вопрос «Почему это я должен помогать бомжам?» – тут, как говорится, «не в кассу». Впрочем, как и вопрос «Почему это я должен?» как таковой.

Не должны. Ничего и никому. В целом, и бомжам, в частности. Раз не лежит к ним ваша душа. Но есть десятки других категорий людей, нуждающихся в помощи. К слову, нет гарантий, что вы не окажетесь в их числе. Что, вообще ни к кому душа не лежит? Значит, такая была у вас тяжелая житуха, что ни капельки сопереживания в ней (душе) не оставила... На этом месте у меня из левого глаза (я им хуже вижу) выдавливается скупая слеза. Ну ооочень скупая и выдавливается с трудом, аж глаз щиплет.

И слова о том, что вы кому-то не доверяете, а потому не помогаете вообще никому, и что ваша теоретическая помощь не больше чем капля в море, и что без этого полным-полно «пиявок» по жизни, это тоже, к сожалению, симптом глубоко запущенного пофигизма. Практически неизлечимого. Что ж, бывают и те, кто смеется над чужой бедой. Знамши, знамши мы и таких…

Обратилась я однажды к своим «друзьям», аккуратно развешенным в «Одноклассниках». Попросила помочь, скинуться на дело – детский журнал для тех, кто живет в больнице. Все расписала, объяснила, насколько это для детей важно, контакты оставила. Знаете, сколько человек из 80-ти скинулось? Только не смейтесь слишком громко – четыре! После чего удалилась я с этого сайта к чертовой бабушке и без остатка. Потому как бежать надо от таких «друзей», и чем дальше – тем лучше.

Если же вы не относитесь ни к первой, ни ко второй группе, то вы давно уже поняли: благотворительность – это не удел богатых, это удел неравнодушных.

Проработав семь лет в благотворительной организации, могу смело утверждать также, что благотворительность не может быть работой. Отсюда справедливое недоверие к известным благотворителям, готовым порвать друг друга за гранты. Однако без них, к сожалению, никуда: только они способны контролировать целевое использование вашей помощи. Хоть и отщипнут от нее чуток для себя, как же без этого: когти и клыки у них – дай Бог каждому.

Благотворительность – это захотеть и сделать. Не больше, не меньше и абсолютно неважно что и как...

 Послать смс-ку в рамках акции на Первом канале (эдакий «диванный» благотворитель).

 Бросить сто рублей в ящик для пожертвований.

 Разместить в Сети объявление и отдать кому-то старые вещи, игрушки.

 Присоединиться к другим в поисках пропавшего ребенка, незнакомого, чужого.

 Вступить в число добровольцев и вымыть полы в больнице, организовать праздник для тех, кто, кроме четырех стен, ничего в жизни не видит...

Проще говоря, сделать что-то не для себя, да не для своих. В общем-то, ничего сложного, ничего затратного. А когда все хорошее и плохое будет позади, ответить на вопрос: «Что успел и кто этому рад?». Быстро, без запинки ответить, не задумываясь.

Картина дня

наверх